Кладбища Владивостока заполнены на 80%. 

По последним данным местных властей, мест для захоронения усопших может хватить лишь на один-два года. Изначально кладбища были в ведении муниципального учреждения, однако с недавних пор дела отошли коммерческим предприятиям. «Октагон.Восток» узнал, что такие перестановки могли произойти не случайно, а ситуация с благоустройством кладбищ из-за них лишь ухудшается.

Дела ритуальные

Во Владивостоке по итогам полугодия увеличилась смертность. По данным городской администрации, в 2021 году умерли 4 319 человек. За прошлые два года этот показатель составлял 3 668 и 3 711 человек соответственно.

При этом в текущем году выявилась новая тревожная тенденция: смертность превысила общие показатели рождаемости. За первое полугодие 2021 года умерло на 1 255 человек больше, чем родилось. Отметим, что в год начала пандемии коронавируса цифры отличались, – разница составляла 546 человек. Кроме того, за последний месяц в Приморье родились 537 человек, а умерли – 739.

На фоне резкого роста смертности населения обостряется другая проблема – нехватка мест на городских кладбищах. По данным собеседников «Октагон.Восток» из сферы ритуальных услуг, из 200 гектаров кладбища сейчас свободно лишь около 20%.

Таким образом, утверждает источник, захоронения будут возможны на этой территории в течение следующих двух месяцев. А в будущем начнётся ощутимая нехватка мест, учитывая географические ограничения по территории для самого миллионника.

Ещё в Советском союзе любые ритуальные услуги в стране были в ведении государства. С распадом СССР ситуация изменилась: непосредственно территория кладбищ и крематориев принадлежит государству, однако управление и благоустройство на этих землях остаётся за муниципалитетами. Чаще всего это специализированные службы, которые работают в сфере муниципально-частного партнёрства.

Во Владивостоке благоустройство городских кладбищ находилось в ведении МБУ «Некрополь». Однако весной 2021 года управление федеральной антимонопольной службы (УФАС) по Приморскому краю определило, что функции по ведению дел на городских кладбищах будут возложены на администрацию Владивостока. В первую очередь это означает, что именно за администрацией останется право выдавать лицензии коммерческим предприятиям, которые хотят «зайти» на рынок ритуальных услуг. С февраля текущего года эти обязанности были возложены на управление дорог и благоустройства Владивостока.

Именно решение УФАС стало причиной, по которой руководитель МБУ «Некрополь» обратился в региональную прокуратуру. Директор учреждения Андрей Васильченко пожаловался, что из-за отсутствия должного контроля коммерческие фирмы хоронят людей рядом, как родственников, при этом не проверяя документы, подтверждающие факт родства. По его мнению, это может привести к проблемам в будущем, поскольку места под захоронения могут быть заняты не теми людьми. Кроме того, МБУ «Некрополь» утверждает, что ритуальные агентства и вовсе не требуют свидетельства о смерти из органов ЗАГС, а пользуются лишь медицинским заключением. Это, по словам руководителя МБУ, является грубым нарушением. В администрации Владивостока ответили: захоронение родственников поблизости без подтверждающих документов – нарушение законодательства.

Решение УФАС о передаче полномочий по выдаче лицензий на ведение кладбищенских работ привело к началу жёсткой конкуренции со спецслужбой МБУ «Некрополь». Порой методы коммерсантов не похожи на честные. Так, на сегодняшний день во Владивостоке уже есть второй «Некрополь». Однако в отличие от первого эта компания – коммерческая.

Два «Некрополя» – цель одна

МБУ «Некрополь» находится в доме № 28а по улице Партизанской во Владивостоке. Однако в здании напротив, по улице Партизанской, 28, расположены другие организации – с таким же названием. Одна из них – ООО «Некрополь» – полностью копирует название спецслужбы. Также по этому адресу зарегистрирована коммерческая компания ИП Катерноза Е.В, которая занимается предоставлением ритуальных услуг.

При этом важно отметить, что коммерческие предприятия ведут свою работу в жилом доме. Предоставление подобных услуг в жилых помещениях противоречат закону.

Именно такое решение в прошлом году принял Ленинский районный суд Владивостока, который запретил деятельность ещё одной фирмы, находившейся по улице Партизанской, 28, – ИП Казазева А.Б.

Впоследствии предприниматель пытался обжаловать решение в вышестоящей инстанции, однако в апреле текущего года Приморский краевой суд оставил его без изменений. Несмотря на это, спустя некоторое время в том же здании в офисных помещениях вновь расположились компании, предоставляющие ритуальные услуги. Это подтверждается как на сайтах организаций, так и на вывесках, которые находятся на фасаде здания.

Не самое выгодное соседство

Казалось бы, находящиеся напротив организации даже при условии использования аналогичного названия не нарушают таким образом закон. Однако, по данным источника «Октагон.Восток», в первую очередь ритуальные компании создают такие фирмы для того, чтобы ввести в заблуждение потребителей. По словам собеседника, принято за норму, что стоимость одних и тех же услуг в спецслужбе и коммерческой фирме может отличаться, в некоторых случаях кратно.

Представитель МБУ «Некрополь» Екатерина Кадончикова в разговоре с «Октагон.Восток» объяснила, что подобная конкуренция приводит не только к проблемам в самом учреждении, – она также сказывается на состоянии кладбищ и качестве оказываемых услуг.

– У нас захоронить урну стоит 1 800 рублей, у коммерсантов – 6 500 рублей. Одна услуга – и такой разбег цен! Кремация у нас стоит 10 000 рублей, а у них 12 000–15 000 рублей. Что касается транспорта, там вообще размыто. Сейчас очень удобно списывать на ковид. Если это ковид, то транспорт стоит на 30 процентов дороже. Может, сказывается обработка, но вряд ли они это делают – никто не видел. Добавляют туда (В стоимость услуг. – τ.) и костюмы, хотя они у них многоразовые! Договор по умершему с ковидом на 20 000 рублей как минимум возрастает. Мы не берём ни копейки», – сообщила собеседница издания.

Стоимость одних и тех же услуг в городской спецслужбе и коммерческой фирме может отличаться кратно. Частные организации делают деньги на человеческом горе, пренебрегая качеством оказываемых услуг и правилами захоронения.

Кроме того, юрист учреждения говорит, что все заказы на выкапывание и регистрацию могил приходили в спецслужбу, которая хранит архивные данные ещё с прошлого столетия. В то же время коммерческие предприятия, которые занимаются этим сейчас, не ведут журналы учёта, утверждает Кадончикова.

– Сейчас коммерсанты не идут за разрешением, не регистрируют в книгах и не говорят об этом людям. Закопали урну и не внесли в журнал. Затем люди на это жалуются. Бизнес в тени: мы поднимаем сведения – у нас где-то проходит, что кремировано тело, а дальше связь просто теряется! То ли здесь, то ли там утечка, – продолжает она.

Со слов собеседницы издания, сейчас спрос на услуги МБУ резко снижается. В ближайшем будущем это может привести к тому, что специализированная служба будет вынуждена признать себя банкротом и полностью встать на баланс администрации Владивостока.


Частный крематорий в городе Артём находится в 35 километрах от Владивостока. Сюда в среднем в месяц увозят порядка 200 тел умерших жителей Владивостока.

Кроме того, юрист отмечает, что не все умершие Владивостока похоронены на его территории. С её слов, массовый отток потребителей ритуальных услуг во Владивостоке происходит из-за того, что тела умерших доставляют в соседний город Артём, который находится в 35 километрах. В Артёме есть частный крематорий, также принимающий заявки на погребение. Со слов представителя МБУ, в среднем в месяц туда увозят порядка 200 тел. Кроме того, Кадончикова говорит, что родственников умерших вводят в заблуждение и заявляют об «упрощённой» системе захоронения, не требуя необходимые документы.

Драки после смерти

В первую очередь ожесточённая конкуренция на рынке ритуальных услуг приводит к моральным потрясениям родственников умерших. Схема работы коммерческих ритуальных фирм, по данным собеседников «Октагон.Восток», стандартная: получение оперативных данных о смерти человека, выезд на место, работа с клиентом.

– Они информацию получили – сразу прилетают заключать договор. Человек в больнице лежит, а на пороге уже похоронный агент. Наша вывозная группа не берёт деньги за похороны, родственники потом приходят в офис, и сами выбирают. А агенты окучивают и продают на месте всё сразу: и опалубку, и памятники, благоустройство, и захоронения. У коммерсантов есть люди, которые сливают информацию, у нас же диспетчерская круглосуточная – кто нам позвонил, мы отрабатываем. У «коммерсов» есть полиция, скорая помощь, в общем, своя агентурная сеть – это криминальные схемы, – говорит Кадончикова.

«Октагон.Восток» удалось поговорить с представителем одной из частных компаний в сфере ритуальных услуг. Под видом покупателя корреспондент издания выведал информацию о том, как работает ООО «Некрополь». На кадрах, которые снял журналист, агент предприятия предлагает внести предоплату за опалубку могилы. И при этом выкупить за предоплату «нормальное место».

– Нормальные места – в чём они заключаются? Есть участок, и он весь застроен опалубками. Выходит, просто похоронить и оставить там памятник без оградки не получится. Если у человека денег нет, то за эту работу не берутся. Если хотите хорошее место, то оставляете предоплату в 50 процентов на опалубку. Если вы начинаете говорить «да может быть, да когда-нибудь», значит, мы едем вглубь кладбища. Через кладбища опалубка выходит дорого, через нас дешевле, – рассказывает агент.

Приморский край

Автор  Константин Епифанов 

Источник