В медицинских кругах стесняются статистики о смертности в больницах Новосибирска, но не смущаются, когда речь заходит о платных ритуальных услугах.

Добыть информацию о том, сколько человек в год умирает в больницах города, оказалось делом непростым. В медицинском информационно-аналитическом центре (МИАЦ), заместитель директора Мария Хмелева (мягко так) потребовала прислать письменный запрос. «И лучше бы не к нам, а сразу в министерство здравоохранения». Хотя закон «О СМИ» допускает запрос в устной форме, тем более, мне требовалась только одна цифра – смертность в больницах города за прошлый год. В общем, в открытом доступе этих данных нет.

Это общая «беда» нашей власти и госучреждений, в том числе министерства здравоохранения Новосибирской области и подведомственных ему заведений. Иначе, как оправдать наличие многочисленных пресс-служб и пресс-секретарей, главная задача которых сводится к тому, чтобы информацию скрыть, не дать, препятствовать… Футболят друг к другу, рекомендуют присылать письменные запросы. И все же, кое-какие цифры найти удалось.


В коридорах больницы.

Цифры мне были нужны, чтобы сравнить смертность в больнице № 34 и других лечебных стационарах города. Ведь это, как пишется на его сайте, «многопрофильное учреждение», пользуется недоброй славой в медицинских кругах Новосибирска. Стоит только почитать отзывы пациентов, коих в интернете множество. Есть очень подробные, с описанием анамнеза болезни.

Мне удалось поговорить с одной из сотрудниц. Она, как услышала суть моей просьбы, буквально взорвалась. Медсестра рассказала, что даже ей приходилось подсказывать врачам во время операции, что нужно делать. «Если раньше аппендицит хирурги вырезали за 12-15 минут, то теперь не редкость, когда эта простейшая операция занимает час-два», - сообщила медсестра. А ведь в прошлом 34-ка славилась своими врачами.

Вот, что говорил в одном из интервью Анатолий Шунькин, анестезиолог-реаниматолог Центра Мешалкина, начинавший свою карьеру в больнице: «В 34-й больнице дежурило очень много научных сотрудников из института Мешалкина, которые совмещали работу. У них абсолютно другой подход был к больному, оказанию помощи, ведению пациента потом — это очень заинтересовывало».

Сейчас в коридорах больницы тоже полно молодых будущих врачей. (В 34-ке располагается ряд кафедр медицинского университета.) Но это уже не те специалисты, которые способны на поиск. Две преподавательницы, сидевшие рядом со мной, печально разговаривали о том, что раньше студентов учили на пациентах, а теперь… Вот, таких врачей берут в 34-ку. Неудивительно, что больные там «выздоравливают, как мухи»… Способствует этому атмосфера, о которой пишут в соцсетях посетители «многопрофильного учреждения».

Морг 34-й больницы, где оказывают ритуальные услуги.

Один из последних случаев, который произошел в 34-ке в начале октября, это смерть пациента, поступившего с диагнозом аппендицит. При этом, по свидетельству очевидцев, врачи не установили причины кончины мужчины. В его истории болезни, как писала Тайга.инфо, не было даже указано время смерти. Не сообщала больница и в полицию. А была должна, так как в графе «Родственники» записи отсутствовали. По данным «Тайги», СК РФ по Новосибирской области начал доследственную проверку по ч. 2 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). Следователи назначили судебно-медицинскую экспертизу, по результатам которой будет принято процессуальное решение.

В горбольнице умирает до ста человек в месяц. В 11-ой больнице по 3-4 человека. В 25-й с января по 7 ноября этого года скончалось 660 человек. Только с 1 сентября по 12 октября в больнице № 34 было зафиксировано 116 смертей. Это почти три человека в день. Поэтому ничего удивительного, что череде платных услуг больница имеет ритуальные услуги.

В один из последних дней октября я отправился в отдел платных услуг, чтобы узнать, что делает на территории больницы ИП Расулов, представители которого называют себя фирмой «Ритуал».

Оказалось, что «платный отдел» не отвечает за работу с ИП Расулов. Его начальник Наталья Шадрина заявила, что эта услуга замыкается на главного врача больницы Владимира Ярохно. Странно? Да. Ведь в прейскуранте на платные услуги, который есть на сайте http://gkb34.mznso.ru больницы, существует раздел «Ритуальные услуги». При чем тут главврач? И при чем тут какое-то ИП?

То ли фирма, то ли ИП располагается в патологоанатомическом корпусе 34-ки. Маленькое, «три на три», помещение, в котором находятся стол, стул и куча похоронных венков. Тесно. Убого. Некрасиво. Когда я пришел, за столом сидел молодой человек, который рассказал мне про ИП Расулова. Говорят, это Алексей Богданов. Он вроде бы родственник главврача.

Правда, тут же в разговор вмешалась некая Татьяна Леонидовна, медрегистратор патологоанатомического отделения. Оказывается, это ее рабочее место. Просьба показать договор между ИП и лечебным учреждением, не увенчалась успехом. «Все вопросы к главврачу». Кстати, когда узнал фамилию Татьяны Леонидовны – Рассолова, вообще возникло необъяснимое ощущение. Может быть, ИП вовсе не Расулова, а Рассоловой? Впрочем, в базе данных есть только ИП Расулова Фарисхана Акбар-оглы, которое, действительно, занимается организацией похорон.


Стул в патоотделении 34-ки, где двое сидят на одном стуле.

Факт, однако, остается фактом. На одном стуле сидят – коммерсант и работник госучреждения. Собственно, и зал прощания, который находится в этом же здании, совмещает в себе две функции – зала прощания и дебаркадера для приема тел умерших. Как же 34-ка делится доходами с коммерсантом? Если предположить, что в больнице умирает, по приблизительным показателям, по три-четыре человека в день, то доходы все равно слишком малы, чтобы еще и отдавать часть прибыли. Да и зачем? Какой-то бессмысленный менеджмент получается.

Впрочем, бизнес тут ни при чем. В этом случае можно говорить о моральной стороне. Ведь, как ни крути, получается, что смерть в больнице становится выгодным делом. Сами не долечили, сами проводили в последний путь. Хорошо больница не претендует на копку могил.


Зал прощания 34-ки расположен в помещении дебаркадера для приема тел умерших.

Вообще, ритуальные услуги в перечне платных услуг больницы – это нонсенс. Почему бы тогда не организовать на территории 34-ки изготовление памятников? Или камнерезное производство? Участок, занятый медучреждением, позволяет. Да хоть рыбоводное хозяйство для столовой больницы. Вопрос. Почему на счет непрофильных услуг молчит Росздравнадзор? Роспотребнадзор? При этом следует понимать, наличие на территории больницы № 34 ритуальных услуг как бы переводит работу «черных агентов», в зоне риска которых находятся прежде всего работники медучреждений, в легальную плоскость.

Каждый должен заниматься своим делом. Врачи – лечить, похоронный бизнес – хоронить и оказывать ритуальные услуги.

Юрий Тригубович

Фото Dovod.media